О том, что жизнь в поселке не оста­навливается, свидетельствуют не только малыши, но и старики, которые не бро­сили насиженные места. Они — свидетели истории Сангар, истории расцвета и упадка,

вместившую в себя и трагические события, вспоминая о которых, старики не в силах сдержать слезы.Семья Поляковых приехала в Сангар в тревожном 1937-м году. Сторожил Сан­гар, Декабрина Юзбашина (по мужу), жен­щина, которую местная журналистка на­звала хранительницей Сангарских гор, вспоминает: «Мой отец Петр Поляков сразу же устроился работать в шахту. Пря­мо перед началом войны в Москве он получил награду из рук самого всесоюз­ного старосты Калинина. Из-за объяв­ленной войны делегация от шахты два месяца не могла выбраться в Якутск». Отец Декабрины на фронт не поехал — стране был нужен уголь. Добывали его в войну по 16 часов, без продыху — за себя и за того парня. Работать не было сил, вспоминает Декабрина Петровна: «Быва­ло, отец придет, а на столе ничего и нету. Даже всю лебеду да крапиву поели».В тот трагический день 1943 года, когда над небом Сангар вспыхнул сноп огня, отец Юзбашиной не работал в шахте, была не его смена. Юзбашина вспомина­ет: «Прогремел взрыв — и все, тишина. Прибежал народ. А как тушить - ни тех­ники, ни спасателей. Носили по цепочке воду из двух озер, и спускали в шахту». Тогда погибла вся смена шахтеров, все 22 человека. Большинство мужики, да какие мужики? Тогда в шахту от голода, из-за куска хлеба шли дети с 14 лет, прибавля­ли себе годы и шли, и работали как взрос­лые. В этой смене было два подростка.«Потом приехала подмога, уже не ту­шить и спасать, а отгребать и вытаскивать обгоревшие тела, - продолжает Юзбашина. - Кто сгорел, кто задохнулся — они лежали красные, обваренные. Около ста­рой бани был шурф, из него и вытаскива­ли людей. Вокруг этого шурфа собрался весь поселок, не уходили сутками, стоял жуткий вой. Опознавали страшно, труд­но, ошибались, людей раскидало по всей шахте. Еле похоронили. 22 гроба мужики несли на руках и рыдали».Добыча угля всегда была рискованным делом. О погибших шахтерах не написа­но песен, их имена практически неиз­вестны. Эта трагедия долго замалчивалась. И как будто в память о них горит эта Вторая шахта. Огненная змейка прошла через весь поселок, а огонь не затухает.Уголь — символ Сангар, который собрал немало жертв. Он полит кро­вью и потом шахтеров. В то же время, уголь — это хлеб и надежда. Напоследок хранительница Сангарских гор сказала нам: «Хочется дожить до тех времен, когда в поселке вновь заработают шахты. Несмотря на трудности и трагедии, благодаря промышленности, разросся и расцвел наш Сангар. И думаю, хорошие времена еще впереди, все-таки это шахтерский поселок».«Мы надеемся на возрождение посел­ка, - говорит Григоренко, - но это не значит, что мы не живем. Пока все идет своим чередом, строится мост, рождают­ся дети, приезжает в поселок уехавшая было молодежь - это жизнь, и сдаваться мы не собираемся».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Войти
Регистрация

Погода

Последние объявления

Новое на форуме